Чи отримає Одеський Художній Музей переосмислення його публічної функції?


24131142_525184361187944_2053654773936161761_nОголошено конкурс на посаду директора Одеського художнього музею – така новина з’явилася на кількох сайтах 7-го листопада поточного року.

Умови конкурсу доволі стандартні:

Кваліфікаційні вимоги до кандидата: громадянство України, вища освіта, стаж роботи у сфері культури не менше 3-х років, володіння державною мовою та здатність за своїми діловими і моральними якостями, освітнім і професійним рівнем виконувати відповідні посадові обов’язки.

Документи приймаються до 22 листопада  2017 року включно.

4 грудня 2017 року відбудеться перше засідання конкурсної комісії.

На першому засіданні конкурсна комісія розглядає документи, подані кандидатами на посаду керівника закладу культури, на відповідність кваліфікаційним вимогам.

На другому засіданні конкурсна комісія проводить співбесіду з кандидатами, під час якої заслуховує публічні презентації проектів програм розвитку закладу культури на один і п’ять років.

Через 3 тижні після публікації оголошення, у фейсбук-профілі художника Одександра Ройтбурда з’явилося повідомлення:

признаюсь в том что уже и так все знают.
я решил попробовать стать директором одесского художественного музея.

Згодом теза була розшарена до такого тексту:

а теперь поподробнее почему и зачем я иду в музей.

как вы понимаете, зарплата 5 000 гривень это не то что меня манит и возбуждает. мой социальный статус это тоже не повысит. пилить бюджеты я во-первых, не умею, а во-вторых, пилить там нечего. коллекция музея интересная, но мировых шедевров в ней нет, и не мировых тоже не густо. здание милое, но не приспособленное под нынешний объем коллекции. а тем более под тот объем, о котором я мечтаю… так что проблем больше чем плюсов.

более того, я прекрасно отдаю себе отчет в том, сколько моих сил и здоровья съедят все бюрократические и хозяйственные проблемы, с которыми придется столкнуться. а тем более сколько вони поднимется по этому поводу в одессе. я даже знаю кто из городских сумасшедших какого рода помоями начнет меня поливать.

и тем не менее, я чувствую что я могу придать этой институции новый импульс. когда-то мы с маратом гельманом обсуждали проект музея виктора пинчука. марат сказал тогда фразу: обычно базовой площадкой культурной модернизации является университет. но ей может стать и музей.

я хочу задать культурной жизни одессы более высокую планку.

я люблю цитировать слова влада троицкого: если ты приходишь в театр и хочешь что-то поменять, то через неделю твоими личными врагами становятся все – от народной артистки до уборщицы. я хочу поменять многое. но в то же время сохранить все что имеет смысл сохранить. прежде всего хочу уверить моего конкурента в этом конкурсе, нынешнего директора виталия абрамова, что в случае моей победы я сделаю все возможное для того чтобы создать ему максимально благоприятные условия для его научной работы. я очень ценю его его как исследователя и нуждаюсь в его поддержке как управленца. я хотел бы заходить к нему в тот же кабинет, который он занимает сейчас, и видеть его работающим за тем же прекрасным ампирным столом. то же касается и других научных сотрудников.

но, разумеется, концепция музея должна быть во многом пересмотрена, как в плане экспозиционных акцентов (особенно в современной части экспозиции), так и в плане переосмысления его публичной функции, создания режима большей открытости музея городу. об этом я на протяжении недели, предшествующей конкурсу, еще напишу подробнее.

у меня много идей, но одна из приоритетных целей – достижение музеем такого уровня, который позволил бы ему претендовать на статус национального. я рад что по этому вопросу я нашел понимание со стороны министра культуры украины.

и политический аспект. у меня как у гражданина и художника есть политическая позиция. но музей, по моему убеждению, должен быть максимально дистанцирован от сиюминутных политических игр. так, например, я не являюсь политическим сторонником нынешнего мэра одессы, но буду рад если между музеем и городом установится более тесное сотрудничество. надеюсь на то что на музей обратят большее внимание губернатор, областной совет и местный бизнес, доросший до осознания своей социальной ответственности. людям, принимающим значимые для города решения, пора почувствовать себя не рулящими и смотрящими, а отцами города, как это понималось в 19 веке. я надеюсь что музей станет любимым детищем одессы.

І тут мабуть треба ставити крапку.
Одеса, ти збожеволіла!
Неможна допускати, аби такі фахівці, як Ройтбурд вирішували “спробувати взяти участь”.
Ти маєш вмовляти їх, охмуряти та зваблювати.
Обіцяти підтримку, увагу та толерантне ставлення до експериментів.

Але ж ні. Фахівець такого рівню, громадянин із такою позицією тут самостійно вирішує “спробувати позмагатися”.
Сором і ганьба!

Часу у нас небагато.
4-го грудня, тобто – у перший робочий день після цього вікенду, відбудеться перше засідання конкурсної комісії.
Одесити мають чудову нагоду нарешті згуртуватися не проти, а за.
Не кандидат, а ми маємо переконвти комісію, що нікого кращого в нашому Художньому музеї ніколи не було й, можливо, вже ніколи не буде.

Давайте припиняти ці декоративні ігри в конкурси, не гаяти час і просто дати можливість кращим служити нашому місту.

Аби закрити вже зовсім усі питання – радимо читати програмні публікації Олександра Ройтбурда, якими він продовжує пояснювати, якого рівню Музей він планує нам створити.

Зокрема, можна очікувати на групки школярів, які приходять на уроки, та шалені, цілком європейські черги.

24129506_525191844520529_4448163614748218567_n

Aleksey Kopytko: Рубрика «Скандалы. Интриги. Расследования».

В понедельник, 4 декабря в Одессе может произойти событие, которое повлияет не только на культурный ландшафт региона, но и в перспективе – на музейную жизнь Украины в целом. Или может не произойти и не повлиять, ибо есть варианты.

Дело в следующем.

Как известно, в Украине уже некоторое время руководители учреждений культуры, в т.ч. – музеев, назначаются по итогам открытых конкурсов. На этой почве уже возникло несколько скандалов (например – во Львовской галереи искусств), зафиксировано немало попыток дискредитировать саму конкурсную процедуру или превратить отбор в фикцию. Однако никто не отрицает, что конкурсы взбодрили культурное сообщество, местами впавшее в анабиоз. И есть шанс, что через несколько итераций конкурсы примут цивилизованные формы с настоящей состязательностью сторон.

Я не знаю всех нюансов и итогов конкурсного отбора в масштабах страны (по этому вопросу Vlad Pioro и Леся Гасиджак эксперты) и специально за ними не следил. Но тут случайно оказался свидетелем бурной дискуссии между лучшими людьми города Одессы, которые в грубой форме обсуждали возможные итоги конкурса на должность директора Одесского художественного музея. Обсуждение было настолько ярким, что не могу не поделиться.

Общий контекст.

Художественный музей считается в Одессе чуть ли не самым грустным. И так, как есть сейчас, никому не нравится. Поэтому конкурс воспринимали как некий шанс изменить жизнь к лучшему.

В качестве одного из вариантов оживления музея рассматривалась возможность назначить его руководителем варяга. Но никто из сильных варягов в Одессу ехать не захотел. И их можно понять.

В итоге в конкурсе участвуют три кандидатуры – плохая, очень плохая и неоднозначная.

Плохая – это нынешний директор Виталий Абрамов. Ибо продолжение его каденции будет означать консервацию текущей ситуации, которая, как уже сказано, весьма печальна.

Очень плохая – это заместитель Абрамова по научной работе Сергей Седых. Ибо чем он лучше Абрамова непонятно, а чем хуже – понятно. И общая позиция людей, мнению которых я доверяю: директором точно не должен быть Седых.

Неоднозначная кандидатура – это известный художник Александр Ройтбурд. Неоднозначная в каком плане. Как человек и гражданин Ройтбурд очень многим симпатичен. Как творческая единица имеет своих адептов и критиков, что в целом нормально. Но никто не понимает, каким директором музея он будет.

Однозначно, что так, как сейчас, при Ройтбурде-директоре не будет. Т.е., может быть хорошо, и даже очень. Но хорошо может и не быть. А может быть плохо, но не так, как сейчас, а по-другому. Поэтому возможное назначение Ройтбурда – это шанс, который может стать перемогой либо обернуться эпическим фиаско.

Ибо быть директорам музея, среди прочего, означает – облекать кипучую творческую энергию в предсказуемую рутину. Ибо музей – это всё-таки сначала собрать и сохранить, а уже потом – эпатировать публику. После Саакашвили к самой идее управления бюджетной организацией в режиме фейерверка в Одессе относятся настороженно.

И здесь многое зависит от того, какая команда сможет подкрепить Ройтбурда по рутинно-профессионально-музейной части. Как я услышал, попытка сформировать некий баланс в виде профессионального Наблюдательного совета, который смог бы уравновесить реформаторские позывы Ройтбурта-директора, пока успехом не увенчался.

Что ещё упомянули из того, что я понял. Одесский худмузей – это не только ценный мех, но и приятный земельный участок, который можно застроить чем-то полезным. Например, 20-этажным музейно-торгово-развлекательным центром. В котором музей сможет разместить сувенирную лавку площадью 2 кв.м. А остальное освоят те, кто умеет осваивать. Естественно, не задаром. А в качестве благодарности, например, за помощь в ремонте здания музея.

Плюсом Ройтбурда является то, что он достаточно публичен и при необходимости скандален, чтобы отбиться от назойливых застройщиков. Т.е., в этом плане музей будет защищен.

Вот вокруг этих аргументов «за» и «против» на моих глазах разразилась настоящая буря с непереводимой игрой слов и непередаваемым колоритом. Поскольку членам комиссии придётся выбирать между предсказуемостью тихого прозябания и рисками новаторского бурления, им не позавидуешь. Позиция одесского облуправления культуры остаётся невнятной. Оно вроде как согласно оставить Абрамова, ибо он понятен, но и не сильно против Ройтбурда, потому что вдруг у него получится, тогда можно будет собрать бонусы за прозорливость и поддержку реформ.

В чем значение этой ситуации? Если таки решатся назначить Ройтбурда, то в Одессе появится буйный художественный музей. А если у него получится что-то хорошее, то этот пример может стать ориентиром для других регионов. И на конкурсы пойдут те, кто сейчас предпочитает с музеями не связываться.

Не исключено, что конкурс в ОХМ закончится ничем (например, не выявит победителя) и будет запущен на второй круг. В любом случае, участие в состязании яркого публичного человека – это хороший прецедент, который превращает конкурс из формальности в увлекательный процесс.

Ждём результатов.
Джерело

Advertisements

Напишіть відгук

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out /  Змінити )

Google photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google. Log Out /  Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out /  Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out /  Змінити )

З’єднання з %s