Счастливая и трагическая судьба Зинаиды Серебряковой


В преддверии дня рождения Зинаиды Серебряковой и благотворительного мероприятия Изящный бранч в Одесском художественном музее, которое состоится в ближайшее воскресенье, публикуем подборку интересных фактов из жизни великой художницы — #SerebriakovaDAY.

Зал, в котором пройдёт Изящный бранч, уже много лет неофициально носит имя выдающейся художницы Зинаиды Серебряковой, чьё творчество необычайно высоко ценится в последние годы как в Украине, так и на зарубежных аукционах. Нет, это не оговорка, речь действительно идёт о том, что в данном случае цена отдельных работ стремительно приближается к их ценности. Миллионы, в которые оцениваются полотна Серебряковой, — всего лишь мерило значимости её творческого наследия для потомков.

Одесскому художественному музею посчастливилось представлять публике несколько известнейших работ Зинаиды Серебряковой, среди которых «Жатва», написанная в непростом 1915 году в родном для художницы селе Нескучном, недалеко от Харькова.

Вынужденно (в преддверии начала Первой мировой) прервав своё путешествие по Италии и возвратившись в семейное имение, Зинаида Серебрякова, находясь под впечатлением от работ итальянских художников, начала работать над серией картин и этюдов с крестьянской тематикой. Судя по начальным этюдам и эскизам, Серебрякова собиралась изобразить активную работу нескольких жнецов. Позднее она решила написать крестьянских женщин в момент отдыха. Причина изменения сюжета проста — мобилизация выкосила большинство молодых людей в селе.

Впервые картина была представлена публике на выставке объединения «Мир искусства» в 1916 году.

15107271_1812597082287794_9021926949626270092_n

Влиянию одесской художественной традиции на творчество Зинаиды Серебряковой искусствоведы, как правило, не уделяют должного (с точки зрения одесситов, конечно) внимания. А, возможно, стоило бы.

Одним из учителей Зинаиды Евгеньевны, оказавшим на неё существенное влияние, был выдающийся художник-портретист, яркий представитель художественного объединения «Мир искусства» Осип Эммануилович Браз, у которого Серебрякова занималась в период с 1903 по 1905 год. А одессит Осип Браз. в свою очередь, был учеником Кириака Костанди. В общем, не стоит с усмешкой вычеркивать Зинаиду Серебрякову из списка «вполне себе одесских» художников.

Иллюстрация:
Зинаида Серебрякова
Портрет Лолы Браз
1910
холст, масло
из собрания Николаевского областного художественного музея имени В.В. Верещагина

15068411_1812620205618815_6220944785217243662_o

Зинаиду Серебрякову часто называют одной из первых русских женщин, вошедших в историю живописи. Фактически же она была просто Первой.

Например, когда в 1916 году Александр Бенуа получил поручение оформить интерьеры Казанского вокзала в Москве, он пригласил себе в помощь находившихся на пике славы коллег Евгения Лансере, Бориса Кустодиева, Мстислава Добужинского и … Зинаиду Серебрякову. Никому из коллег по цеху при этом не пришло в голову критиковать выбор Бенуа — мастерство и уникальный дар Серебряковой к тому моменту были очевидны всем, хотя профессия художника по-прежнему считалась традиционно мужским делом.

Серебрякову взяли на тему Востока: пряную экзотику она решила воплотить в обнаженных женских фигурах, символизирующих Индию, Турцию, Сиам и Японию. Яркие охристые фигуры на сияющем ультрамариновым фоне, несомненно, украсили бы внутреннее убранство здания, но начавшаяся Первая мировая не позволила реализоваться этим планам. К счастью, сохранились эскизы, два из которых представлены в постоянной экспозиции Одесского художественного музея.

В 1917 году, в 32 года, Серебрякова стала первой женщиной в истории, которую Петербургская академия художеств сочла достойной звания академика. Присвоения звания, правда, не случилось: голосование было назначено на 25 октября 1917 года.

15000057_1812616278952541_4313307152646835478_o

Октябрьский переворот вынудил семейство Серебряковых покинуть родовое поместье, а после смерти Бориса Серебрякова от тифа в марте 1919 года Зинаида с четырьмя детьми и матерью переехала в Харьков.

Тяжелое эмоциональное состояние художницы несколько улучшилось с получением должности в Археологическом музее, куда её пригласили для зарисовки экспонатов. Непростые условия работы компенсировались доброжелательностью коллег. Особенно тёплые отношения завязались с заместителем директора музея Галиной Тесленко, которая впоследствии оставила обстоятельные воспоминания о «крепкой и нежной дружбе» с Зинаидой Серебряковой.

После долгого перерыва Зинаида снова стала писать, в том числе портретируя и своих коллег по музею. Летом 1920-го были созданы портреты Галины Тесленко (ныне в собрании Русского музея) и её будущего супруга Владимира Марковича Дукельского, тогда научного сотрудника музея, а впоследствии известного советского физика, основателя школы физики атомных столкновений. В 1974 году этот портрет был приобретён Одесским художественным музеем. А спустя 20 лет, в 1994 году, Харьковский художественный музей по завещанию Галины Тесленко получил её портрет работы Серебряковой, написанный по просьбе Дукельского к их свадьбе.

15085472_1812632808950888_2665994566347566747_n

По мнению искусствоведов, судьба Зинаиды Серебряковой, одновременно счастливая и трагическая, отразилась прежде всего в серии её автопортретов. У многих возникает вопрос: зачем было так часто писать себя? Ответ прозаичен: у художницы зачастую не было денег на оплату натурщиков и натурщиц. И она, привыкшая к постоянной работе, рисовала себя, своих детей, родных, гостей.

На самом известном из её автопортретов — «За туалетом» — очаровательная, счастливая, кокетливая женщина. В 1910 году художница послала среди других эту работу на выставку картин Союза русских художников в Петербург. Картина произвела сенсацию, прямо с выставки её приобрела Третьяковка.

Уже в следующем году она пишет автопортрет, знакомый сегодня большинству одесситов. Тема маскарада, в отличие от её коллег из «Мира искусства», никогда не была основной в творчестве Серебряковой, именно поэтому «Автопортрет в костюме Пьеро» (1911) из собрания Одесского художественного музея стоит особняком, и оттого столь популярен среди искусствоведов.

Многие находят несколько пугающей провидческую силу этой работы — много позже Серебрякова действительно будет вынуждена «надеть маску» (уже не буквально, а образно) приветливо улыбающейся художницы, улыбающейся несмотря на гибель любимого мужа, полуголодное существование, эмиграцию, многолетнюю разлуку с детьми и матерью.

15107449_1812614432286059_5486648195924029181_n

Кроме работ, представленных в постоянной экспозиции, в собрании Одесского художественного музея есть две работы кисти Зинаиды Серебряковой, знакомые в основном только постоянным и увлеченным посетителям музея.

История портрета Зинаиды Николаевны Мартыновской, написанного в 1961 году, могла бы стать основой голливудского сценария. Зинаида Мартыновская — супруга известного одесского ученого в области технической термодинамики и холодильной техники профессора Владимира Сергеевича Мартыновского. В период с 1960 по 1964 год Мартыновский работал заместителем директора департамента образования ЮНЕСКО в Париже, где в мае 1961-го чета Мартыновских и познакомилась с Зинаидой Серебряковой. Супружеская пара заказала у художницы два портрета, но, когда пришло время их выкупать, у Мартыновских не оказалось достаточно средств, чтобы рассчитаться за оба, и в СССР они забрали только мужской портрет, а портрет Зинаиды Николаевны так и остался в мастерской художницы.

В 1987 году в Третьяковской галерее проходила выставка работ Серебряковой, организованная её детьми. Зинаида Николаевна Мартыновская, будучи уже пожилым и больным человеком, обратилась с письмом к детям художницы с просьбой сообщить о судьбе её портрета, описав историю его создания. Узнав, что портрет так и хранится в их семье, и купить его она по-прежнему не может, попросила передать его в коллекцию Одесского художественного музея. Наследники Серебряковой пошли ей навстречу и в 1990 году передали портрет в Одессу.

А в 1993 году на дому у прикованной к постели Зинаиды Николаевны состоялась встреча двух портретов — сотрудники музея привезли её портрет, и в течение нескольких часов он висел рядом со вторым, парным мужским портретом, а Мартыновская не сводила глаз с этих работ, мысленно возвращаясь в своё счастливое прошлое.

15016229_1812628245618011_4172047874762854243_o

Advertisements

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s