Станет ли Paul Moreira «титушкой» от журналистики?


Когда 18 мая 2013 г. Вадим Титушко принял участие в избиение журналистов Ольги Сницарчук и Владислава Соделя, он, однозначно, не думал, что его фамилия станет неологизмом с очень негативным значением.

Понимает ли известный французский журналист Поль Морейра (Paul Moreira), что у него теперь есть шанс повторить историю Вадима Титушко?

История скандального фильма Морейра “Украина: Маски революции” («Ukraine, les masques de la révolution») о событиях в Украине в 2013-2014 г. г. набирает обороты.

1 февраля 2016 г. на французском телеканале Canal+ (сервис платного телевещания Group Canal Plus) в вечернем эфире был показан фильм Поля Морейра.

1454266720_85698670690679759679761-770x470.jpg

Показан вопреки критике других французских журналистов, экспертов, которые отмечали, что фильм содержит пропагандистские штампы, манипуляции и недостоверные факты. В частности, говорится об инсценировке Революции Достоинства со стороны США, и в получении контроля над страной неонацистскими группировками, а события 2 мая 2014 г. в Одессе представлены «как осознанное убийство неонацистами 45 русских».

lazareva

Показан вопреки обращению посольства Украины во Франции к каналу с просьбой пересмотреть возможность трансляции фильма, который выполнен в пропагандистской манере, и нарушает базовые принципы журналистской этики.

Показан вопреки тому, что переводчик Анна Чесановская (Anna Jaillard Chesanovska), которая указана в титрах фильма, попросила убрать упоминание о ней, поскольку сильно изменен контекст тех сюжетов, которые она переводила. Также Анна удивляется, что ее имя указано в титрах, а имя переводчика, который сделал 90% работы, почему-то замалчивается. Источник.

Согласно программе передач Canal+ собирается показать фильм повторно 8 февраля в 15.10 по местному времени. В связи с этим ГО «Комиссия по журналистской этике» подает жалобу на канал и авторов фильма в Альянс независимых пресс-советов Европы (Association de prefiguration d’un conseil de presse en France). КЖЭ уже имеет опыт подачи жалоб на действия журналистов из других стран и их успешного рассмотрения.

Жалоба будет основываться на материалах украинских журналистов и журналистов других стран, которые возмущены тенденциозно подобранным видеорядом, синхронами, которые перекручивают содержание комментария и, по сути, являются попытками автора сюжета создать “доказательную базу”, которая подтверждает его предубеждения “, – отмечает секретарь Комиссии по журналистской этики Татьяна Котюжинская.

Источник

Татьяна Герасимова, член независимой группы «2 мая», рассказала как Пол Морейра и журналист Татьяна Приймачук (Tetiana Cuenin ) собирали материал о трагедии 2 мая 2014 г. в Одессе.

Я не могу подсчитать, со сколькими журналистами самых влиятельных европейских СМИ за последние два года я встречалась. И каждый из них оставил в моей памяти самые приятные воспоминания. Я чувствовала искреннюю заинтересованность в получении объективной информации о трагедии и о том, как мы работаем такой большой разношерстной компанией. Я делилась с ними телефонами участников событий с обеих сторон конфликта, родственников погибших. Так поступают и мои коллеги по “Группе 2 мая”. С австрийским журналистом Кристианом Фердинандом Вершютцем мы мерили шагами путь от пожарной части до Куликова поля, чтобы убедиться, насколько безосновательным было 40-минутное промедление пожарной службы. Журналисты шведского общественного ТВ попросили дать им интервью о событиях в центре Одессы недалеко от того места, где в людей стрелял Боцман. Там же, в горсаду, среди гуляющих людей, под осенний уличный джаз мы разговаривали с шефом московского бюро радио и ТВ Словении чудной Властой Есеничник. Власта объездила всю Украину, выслушала десятки людей по обе стороны фронта, чтобы снять действительно хорошее объективное кино, которое я обязательно выложу. Гардиан, Ле монд, Новая газета, норвежские издания с труднопроизносимыми названиями – всех не упомнить. Но, ни один из журналистов не позволил себе отнестись к событиям 2 мая в Одессе с таким пренебрежением, как это сделал директор телекомпании Premier Lignes из Франции Поль Морейра. Хотя вначале все выглядело очень пристойно.
Журналист этой компании Татьяна Приймачук написала мне в начале сентября: “Татьяна, добрый день! Мы снимаем документальное кино об Украине для французского канала Canal+ и хотим также уделить внимание событиям 2 мая в Одессе, о которых французские медиа мало говорили. Поэтому, мы заинтересованы работой вашей группы, которая ведёт очень глубокую работу на эту тему. Можно ли с Вами связаться по телефону?” Разумеется, я сразу согласилась. С первых дней работы группы у нас есть негласное правило – встречаться со всеми представителями прессы, кроме самых одиозных типа НТВ, чтобы рассказать правду о трагедии как можно большему количеству людей. А тут – солидный и вроде бы не замеченных в манипуляциях французский канал.
Меня пригласили в частную гостиницу в центре города. Поль попросил сесть перед ноутбуком и прокомментировать кадры видеохроники. Это был, насколько я помню, стрим Первого городского. В основном, Морейра показывал кадры с евромайдановцами, с захватом пожарной машины, просил назвать имена некоторых. Очень его почему-то заинтересовал Марк Гордиенко. У меня мелькнула мысль: почему он ничего не спрашивает о стрельбе Боцмана в переулке Вице-адмирала Жукова из-за спин милиционеров? Почему не просит прокомментировать кадры, когда одесская дружина идет по городу, скандируя “Майданутых на кол!” Да и вообще, я ведь могла ему столько всего важного рассказать – и о роли милиции, и о пожарных, и о предыстории трагедии. И о том, что сейчас происходит в суде, со следствием, да и с Одессой в целом. Ведь без этого контекста абсолютно невозможно рассказать о трагедии 2 мая! Но не в моих правилах советовать коллегам, что им снимать и как. Возможно, подумала я, журналист складывает пазл – так, как складываем его мы: что-то один человек расскажет, что-то другой. Может, он уже встречался с кем-то из нашей группы… Вопросов о работе группы, о нашем видении причин и последствий трагедии я тоже не дождалась. Оставила его равнодушным и информация о фильме, который сняли по материалам нашего расследования.
Только увидев пару дней назад анонс фильма “Маски революции”, я поняла, что на самом деле Морейра абсолютно не интересовали ни подлинные факты трагедии, ни наша работа. У него уже была сложившаяся концепция о том, что во всем в Одессе виноваты “нацисты”, и ему просто надо было подогнать собранный материал под эту идею. Его настолько не интересовали факты, что даже в анонсе фильма он позволил себе исказить количество погибших в Доме профсоюзов. Буду ли я смотреть этот фильм, который собираются показать французам 1 февраля? Нет, не буду. У меня стойкое неприятие лжи и черной пропаганды. Не знаю, как у других украинских журналистов, но теперь, ни для Поля Морейра и его подчиненной Татьяны Приймачук, ни для Канала+ у меня не найдется времени для встреч.

Источник.

Журналист Татьяна Приймачук родилась в Украине. В 2005 г. окончила Житомирский государственный университет, факультет иностранных языков, английское отделение. С 2007 г. проживает во Франции. После замужества взяла фамилию мужа Cuenin.

С материалами расследования группы «2 мая» по событиям в Одессе 02.05.2014 можно ознакомиться на их сайте.

Надеемся, что у авторов фильма «Ukraine, les masques de la révolution» найдутся силы признать свою ошибку, и мы не будем в будущем говорить: «Да это не журналистика, это «морейра» какая-то».

Advertisements

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s